Categories:

117. Последний раздел. "Проклятых критиков". ч2. Читаем с Мариной Саввиных.

Далее обычным шрифтом -Марина Олеговна, курсивом-цитаты из книги. Мой комментарий в конце после пары строчек жирного курсива.

"ПРОКЛЯТЫЕ КРИТИКИ"

Последний раздел впечатляюще обширного тома новейшей российской критики включает семь статей Светланы Замлеловой. Их особенность - высокая степень обобщения исследуемого материала, позволяющая увидеть, так сказать, не только деревья, но и лес. Благодаря вдумчивой профессиональной работе Светланы Замлеловой, читатель получает возможность сделать обоснованные выводы о состоянии литературного процесса совремнной России в целом.

ВМЕСТО РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ - РОССИЙСКАЯ БОЛТОВНЯ

Цитирую - с указанием страниц. Для вашего удобства по части ссылок.

"... искусство превратилось в товар, творец - в активного и полновправного участия рыночных отношений. Сложилась ситуация, когда делец подчинил себе творца и навязал свои вкусы публике, определив таким образом дальнейшее развитие культуры.
Этот процесс, характерный и для Западной европы, и для США, не обошёл стороной и Россию, где обрёл свои, обусловленные местными историческими особенностями черты. Оставим русскую классику. Вспомним советскую доперестроечную культуру. В литературе это Горький и Толстой, Булгаков и Платонов, Паустовский и Катаев, Беляев и Ефремов, Шолохов и Бондарев, Анатолий Иванов и Симонов, Панова и Велембовская, Быков и Шукшин... В музыке - Шостакович и Кабалевский, Прокофьев и Хренников, Свиридов и Чайковский (разумеется, это не тот Чайковский, о котором вы сразу подумали)) - М.С.), Дунаевский и Блантер, Островский и Мокроусов, Дашкевич и Дога..... И особо отметим: это не просто имена - это уровень. Но уже к концу 80-х заданный уровень стал падать. Совесткое вино всё больше стремилось походить на американское: мордобой, обнажённые женские тела и половые акты на экранах зачастую воспринимались публикой как откровение и прорыв в трнасцендентное. Иначе, как диверсией невозможно объяснить, зачем в 1988 году школы по всей стране устраивали массовые походы на "Маленькую Веру".
Мастерство, вкус, художественный дар кем-то негласно были объявлены скучным консерватизмом. А дальше всё покатилось как снежный ком, да ещё и по наклонной плоскости. Сначала мода на детективы и фэнтези, потом проклятия соцреализму, потом повсеместно какие-то голые люди с патологиями. Но самое главное - агрессивное наступление чего-то бездарного, серого и пошлого
". - стр. 540

"Писатели жалуются, что государство их не поддерживает. Но это не так. Государство поддерживает одних и не поддерживает других. Кого же и как оно поддерживает? Мы уже неоднократно говорили об этом. Прежде всего эта поддержка выражается в наполнении государством премиальных фондов. С помощью этих фондов или попросут премий "раскручиваются", а затем навязываются читателям очень странные авторы и их тексты. У читателей складывается впечатление , что это и есть современная российская литература. Многие как-то не задумываются над тем, что других писателей и другие тексты просто не допускают к премиальным спискам, и вовсе не по причине качества написанного. Вся эта система напоминает какую-то коррупционную схему или мафиозную структуру" - стр. 543

"Что же происходит в России все последние 30 лет? Читателю навязываются книги слабые, с точки зрения как языка, так и содержания: лживые, с точки зрения фактов, и откровепнно неполезные, с точки зрения воспитания и сохранения связей. Книги, не позволяющие взрастить что-либо ценное, зато разрушающие интерес и уважение к своей стране, внушающие непонимание и неприятие прошлого, ниспровергающие святыни. А сказала ли российская литература какое-то своё новое слово? И этого не произошло.
Священник Андрей Ткачёв заявил, что никогда не станет рушать советскую власть хотя бы потому, что она дала ему и другим детям из простых семей - как он выразился, "сиромахам" - рафинированное дворянское литературное образование. Русские классики - Пушкин, Баратынский, Тургенев, Толстой - писали для дворян, не рассчитывая, что крестьянин или рабочий станет читатть их сочинения. Действительно, представим, что крестьянин, пусть даже с ЦПШ за спиной, открыл "Войну и мир" на первой странице... Как открыл, так и закрыл. И дело даже не во французском языке. Поэтому отец Андрей и утверждает, что, научившись понимать дворян через литературу, через образы литературы, он и сам как бы стал дворянином. Во всяком случае его сознание оказалось на уровне сознания дворянина 19 века. А где, на каком уровне оказывается сознание тех, кто читает современную премиальную литературу? Сможет ли такой читатель постичь душевные тонкости татьяны Лариной или Наташи Ростовой, Григория Печорина или Георгия Желткова? Или он в развитии чувств останется на уровне сериалов, кои так любезны вкусу приснопамятного Андрея Сергеевича Смирнова?
Если государство действительно озабочено опрощением и примитивизацией граждан своей страны , то ничего лучшего оно и придумать не могло, как фактически уничтожить национальную культуру
". - стр. 544-545

Светлана Замлелова
ПОДМЕНА

"В наше скорбное время многие явления приобрели новые черты. Не стала исключением и литература заодно с окололитературной жизнью. Симулякры завладели и сферой прекрасного. Означающее повсеместно отрывается от означаемого, виртуальное подменяет реальное, имитация явления - его суть. Писателей заменили проекты, а стало быть литературу - лжелитература. Именно поэтому ни премиальное жюри, ни редакторы давно не обращают внимания на авторское косноязычие. Награждая не писателя, а проект". - стр. 573

"Сегодня автор - это симулякр, имитация самого себя. Это тиражи, премии и некая роль: утончённый интеллектуал,; уставший от мерзости жизни меланхолик; брутальный пацан, защищающий правду;православный, а главное, воцерковлённый христианин и пр.И читатель ценит не произведение, а образ. Потому что это "свой", это - "наш", условно белый или красный, в зависимости от предпочтений. Для какой-то аудитории и Улицкая с Толстой - "свои". И неважно, что и как они там пишут, важно, что они "наши".
И вот в пику матершинникам и клеветникам, "своим" подчас оказывается не шибко даровитый, зато шустрый малый, в задачу которого входит именно не материться и не лгать на Родину, потому что этого не ждёт от него целевая аудитория. В солидарность за милый и приятный образ публика готова простить и косноязычие, и плагиат, и пустоту.
... мы видим, что русской литературой сегодня называют откровенно плохие тексты, что литературы как таковой у нас нет, а есть какой-то грандиозный междусобойчик, и что, наконец, читатель принимает за литературу то, что ею не является.
Откровенно плохите тексты - это вовсе не обязательно мат-перемат. Это и отсуствие чувства языка и стиля. Это безвкусица и пустота, это пугающее невежество и плагиат и много чего другого
". - стр.576.

"... современная медийная литература не может ни научить языку, ни служить делу воспитания и образования. Вольно или нвольно эта литература достигает одной-единственной цели: оболванивает своих читателей, прививает им дурной вкус". - стр. 577

РОДИТЬ ДРАКОНА
(О Солженицыне и не только -М.С.)

"Чепуха-то чепухой, но американцы сумели раскрутить образ ГУЛАГа так, что у многих обывателей по всему миру наша страна по сей день прочно ассоциируется с какими-то невиданными ужасами, массовыми арестами и поголовными казнями. Но породили и выпестовали Александра Исаевича не кто-нибудь, а именно советские писсатели. Породили, но, в отличие от Тараса Бульбы, не избавили общество от его активности. А ведь именно писатели лучше кого бы то ни было понимают и чувствуют художественное слово и не могут не отличить подлинно талантливое, пусть даже и неумелое произведение от литературной поделки; честного, близкого народу художника от врага или проходимца. Но хуже всего, что история - как водится, в виде фарса - повторяется снова. И снова лучшими писателями объявлены ловкачи, играющие общественным мнением как погремушкой, а критики, эти могильщики словесности, стараясь прилепиться к раскрученным именам, нахваливают "дефектный товар". Вот почему маленьких солженицыных хватает с лихвой и сегодня. Но неужели прошлое так и не научило, что следует с большой осторожностью и осмотрительностью выбирать себе кумиров! Если уж без кумиров нельзя обойтись" - стр. 636

Ну... вот и всё. Последняя страница перевёрнута. Книга прочтена. Послевкусие - обнадёживающее. Спасибо "проклятым критикам" - за правду и надежду!

Ну и теперь мой комментарий под катом....если вдруг кто-то считает автора косноязычным и т.п.

Сейчас литература — прежде всего инструмент. Религиозных людей все меньше, а потребность в самоидентификации с одной стороны, и управлении массами (т.н. «демагогии»-в смысле управления высших низшими с помощью «авторитета»/«слова» да, Великий Инквизитор Ф.М.Достоевского) с другой. Поэтому лит. произведение оценивается с точки зрения полезности «идеологии» некой референтной группой. «Наш» или «не наш». Иногда,  могут дать премию кому-то «идейно близкому» чтобы обеспечить пиар премии, и т.п. но это больше исключение. 

И История, и кино, и литература и игры — все превратилось в театр «идеологической войны» групп влияния. Никто ничего не делает бесплатно, да автор может сам из внутренних побуждений написать книгу, но вот ее рекламировать, продвигать, издавать и.... (вот это все) будут только люди так или иначе в этой книге заинтересованные. Да такой наш нынешний мир. Поэтому будем на «классике» настраивать наш слух, и обращаться в великой русской культуре, чтобы отличить настоящую литературу, от идеологической мимикрии под нее. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded