armagedon_tvp 🙂bouncy

Category:

112. Редактор литературного журнала "День и Ночь" Марина Саввиных, читает "Проклятых критиков" Ч.1.

Марину Олеговну Саввиных, я знаю лично, она прекрасный человек влюбленный в русскую литературу. Основательница гимназии Универс, и умный, деликатный, ироничный человек которого знаю на всем пространстве от Парижа до Токио, от Норильска до Сиднея. Журнал «День и Ночь» несмотря на трудные для печатных изданий времена и не самые большие тиражи, был «лучом света» качественной прозы, поэзии и публицистики в  наши «темные века» пропаганды и торжества бездарности. 

Сейчас она читает книгу «Проклятые Критики» (раз, два, три), и делится этим на своей странице в ВК:

Дальше много цитат

 Из "Проклятых критиков": 1)

Юрий Поляков пишет в Предисловии: "В ситуации жёсткого противостояния о своих пишут только хорошо, а чужие произведения вообще не являются предметом чтения и разбора. Главное оружие современного группового критика - это не аргумент, не анализ, не сарказм, а замалчивание, причём тотальное, самого факта существования оппонента. Грубо говоря, для почвенников не существует Бродского, а для западников - Рубцова...

Увы, слишком многие авторы вообразили, будто диплом "Большой книги" - та самая "окончательная бумага", "бронь", которая спасёт их, как профессора Преображенского, от уплотнения в литературном общежитии. Не спасёт!

... Читателю предстоит захватывающий и долгожданный сеанс разоблачения некоторых маститых окололитературных фокусников, а точнее, напёрсточников".

Открывают книгу 27 статей остроумнейшего и беспощадного Александра Кузьменкова. Как изъясняется нынешнее молодое поколение, читаю - и угораю!))) Про "Землю" Елизарова, про "Уран" Погодиной-Кузьминой, про многая тексты Варламова (за которого обидно даже - я его лично знаю, и он, по-моему, хороший человек), про "Сияние "жеможаха" Синицкой, про "Бывшую Ленина" Идиатуллина... тут не удержусь от цитаты:

"Есть у этой публики паскудная манера плевать в свою же кормушку. Сенчин, известный своими симпатиями к Удальцову, спокойно, без эксцессов принял премию правительства РФ (два миллиона рублей). Ганиева на букеровских игрищах получила приличный грант (800 тыс.) от банка "Глобэкс", чей учредитель "Внешэкономбанк", и тут же взыграли "Оскорблённые чувства": за державу обидно! Лауреат "Большой книги" (третья премия, миллион рублей) Идиатуллин вскипел извилинами и нервами и тоже приравнял к штыку перо, даром что "БК" спонсируют равноприближенные Авен, Абрамович и Мамут" (стр.44)

А дальше - из статьи про Павла Селукова... "Новые реалисты рефлексиями по поводу прошлого не маялись, о чём в своё время не без гордости доложила Пустовая. Беседин, Елизаров, Ким, Козлов (Владимир), Козлова, Лялин, Прилепин, Сенчин и далее, по алфавиту вплоть до Факоffского и Шепелева, дружно пилили опилки: то вместе, то поврозь, а то попеременно" (стр.45)

Дальше Кузьменков уделяет внимание книжкам К.Букши "Чуров и Чурбанов", А. Аствацатурова "Не кормите и не трогайте пеликанов", С. Филипенко "Возвращение в Острог", В.Пустовой "Ода радости"...
Тут тоже очень хочется выписать кое-что:
"Беспримерное косноязычие для попуганок - знак кастовой принадлежности. Что-то вроде вампирского причмокивания"))))- стр. 69.

2)  Дальше Александр Кузьменков воздаёт должное Р.Богословскому, К. Рябову... и т.п, цитирую:

" В начале нулевых, помнится, критика носилась с Козловым, как дурень с писаной торбой. Чуть позже грянула коллективная любовь к Шепелеву. Потом настал черёд Беседина. Где же вы теперь, друзья-однополчане? Козлова нынче вспоминают, когда он сам себя номинирует на Нацбест. Шепелев затерялся где-то в Анапе, а его opus magnum, изданный 9 лет назад трёхтысячным тиражом, всё ещё продаётся в интернет-магазинах. Беседин пишет вполне благонамеренную прозу - без блевоты, крррровищи и отрезанных клиторов. Не говорю про Баяна Ширянова, Факоffского, Лялина и прочий планктон - уж сколько их упало в эту бездну... История - великий учитель, но где её ученики?" (стр.79)

А уж как по Прилепину-то кистью вольности святой прошёлся Кузьменков - любо дорого взглянуть. Цитирую самое скромное высказывание:

"Говорю же, "Романс" читателю совершенно не нужен: всё до оскомины знакомо. Про содержание, думаю, всё понятно. А форма... она у Захара Подкалиберного неизменна со времён приснопамятной извивающейся гниды: "Вторым следовал Дак, спрятав автомат за полог куртки"... А пАруса случайно у куртки не было? Или попоны? Теперь понимаю, отчего затея с ватниками "Захар и Егор" накрылась банным тазом - тот ещё дизайнер старался" (стр. 83)

" У российского читателя благодаря Елене Шубиной со товарищи давным-давно "приятный сквозняк в почти обнажённом мозгу", - вот тут прилепинский слововыверт ну ооочень близок к истине" (стр.84)

3) РЕЧЕКРЯК!!!!
Продолжаю читать "Проклятых критиков".

 На стр. 94-98 Кузьменков разбирает следующий продукт Редакции Е.Шубиной - роман Е.Чижова "Собиратель Рая". Почти доброжелательно))
А далее следует феерическая статья " КРИТИЧЕСКИЙ РЕЧЕКРЯК: ЭТИОЛОГИЯ И ПАТОГЕНЕЗ". И вот тут, ребята, я зависла)) прошу простить за пространную цитату (так ведь ручками, ручками, собственными пальчиками не поленилась набрать)):
"Итак, краткий курс современной русской литературы. Постпамять - искусство дистанций. Ибо литература отпрыгивает, едва захочешь на неё присесть. Нужна попытка отменить определённый модус чувственного и познаваемого, найти новый срез мыслимого: через ритуальное грязеполивание прийти к заморозке своих комплексов. Проза, несмотря на сильное искушение впасть в некий род кибероптимизма и гипостасис симулятивной гиперреальности, должна быть крипторелигиозна. Императивы текущего момента - автолитературоцентристская оптика и эмерджентное чтение, победительная власть двойной логикии релятивное отношение к содержанию победительной правды. И учтите: человек не может не вжёвывать резину в почву опыта, но тут мы покидаем область персоналистских философий и перемещаемся в близкий концепциям современной физики метаконтинуум множественных вселенных...
Вы думаете, это бредит малярия? (Кузьменкова глас, в пустыне вопиющего)) - А.П.) Нет, это было и есть. И отнюдь не в Одессе, а в российском толстожурнальном пространстве и литературном сегменте рунета: над отрывками трудился авторский коллектив в составе Валерии Пустовой, Арины Бойко, Алисы Ганиевой, Евгении Вежлян, Ольги Баллы и Андрея Пермякова. Из их цитат и скомпилирована супрасинтаксическая заумь, похожая не то на поэтические потуги Гребенщикова, не то на философские потуги Бодрийяра. Помилуй Бог, сколько же псевдонимов у Фимы Собак!.." (стр.98-99)

Переведя дух, Кузьменков (спасибо ему!) продолжает:
"Затрудняюсь вычислить, когда именно шизофазия с глоссалалией стали литературным комильфо. Кажется, в середине нулевых - точнее сказать не могу: я тогда за литпроцессом не следил". (стр.100)
"У меня вопрос: коллеги, вы сами-то свои речекряки понимаете? Хотя это вряд ли. Взять хоть ганиевский "гипостасис симулятивной гиперреальности". Гипостасис есть овеществлённая идея - как можно овеществить симуляцию? И как можно симулировать реальность? Или уже цитированный перл: "автолитературоцентристская оптика" - Вежлян, прости: не знаю, как перевести...
Скорого конца не ждите. Ветераны уже успели соблазнить малых сих и воспитать новое поколение критиков, свято уверенных, что полная шняга и глубокомыслие суть синонимы..." (стр.103)

А я-то всё прикидываю, с чего это - при всём неблагозвучии в произношении - аббревиатура КРЯКК (Красноярская ярмарка книжной культуры — ваш Армагедон) Красноярская  для обозначения книжной ярмарки в Красноярске так и остаётся нетронутой? так это потому, что там пропагандируются РЕЧЕКРЯКИ в основном!
Ещё и ещё раз благодарствую, Александр Александрович, за поистине оружейное mot! Буду пользоваться. (Курсивом- комментарии Марины Олеговны)



4) (Юные критики! Будьте готовы хотя бы выслушать Кузьменкова. В отличие от вас он изрядно начитан и - на худой конец - умеет пользоваться поисковиками - А.П.))
"Впору перефразировать Данилкина: вся эта дикопись - тексты-проекты, при помощи которых читающий-смотрящий превращается в законченного дебила. Тактика известная: на дурака не нужен нож: ему с три короба наврёшь, и делай с ним, что хошь. Читаете очередной текст Пустовой или Баллы? Как говорил великий Арутюн Акопян, следите за руками". (стр. 103)

Стр. 103 -108 "Проклятых критиков" - Александр Кузьменков отдаёт должное прославленной словесной живописи Марины Степновой, обильно цитируя оную. Но меня интересует не словесная живопись Марины Степновой (пусть сие остаётся на её совести - надеюсь, когда-нибудь Господь простит!), а обще-критические выкладки Кузьменкова.
"классический перформанс: нарядилась Степнова Водолазкиным... Князь Владимир Анатольевич то Дрюона процитирует: "негоже лилиям прясть", то Мандельштама: "Россия, Лета, Лорелея". Как-то невзначай в пореформенную эпоху забредут декаденты под ручку с Набоковым и залетит грузовой дирижабль Циолоковского. Зачем? - не слишком понятно. Спасибо и на том, что обошлось без пластиковых бутылок. А потом М.С. забава до смерти надоест - в сад!" (стр.107)
"Авторские игры в стилистику хочется без промедления отправить в сад - не надейтесь, не получится. Будет вам по три прилагательных на одно существительное, будет вам мертворождённый авторский маньеризм: "Москва гомонила, визжала санями и девками, ухала, колыхалась внутри Кремля тёмной всёлой жижей и то закручивала люд гулким водоворотом , то застывала, вылупив нахальные глаза и раззявив рот". Кто объяснит, что такое "визжать девками"? И почему визжат сани? - не иначе тормозные колодки износились? Будет и алмазная россыпь анекдотических эпитетов: "мозглые ноги", "сытная грязь" и даже "черносливовые тараканы". Станет Марина Львовна вареньем потчевать, - держите ухо востро: мало ли что... Особенно впечатляет "бесстыдно задравшпя оглобли телега", - доктор, да вы просто маньяк какой-то! И это итог десятилетней работы над текстом? Да уж.
Стало быть, судари мои, Степнову - в сад. Пожизненно. Литературно-критический цех может визжать всеми своими девками, но повторяю... хотя что проку?" (стр. 108)

5) "ПРОКЛЯТЫЕ КРИТИКИ". Едем дальше.

Стр. 107-112 - Кузьменков беспристрастно, но ёмко критикует книгу Улицкой "Тело души" (судя по цитатам из - можно было бы и жёще))
Стр. 113-116 - книгу "Чистый кайф" Геласимова... тут не удержусь, процитирую:
"Контркультура - мерзость ещё бОльшая, чем официальная культура. Андеграунд кончается там, где начинаются гонорары, но продолжает прикидываться таковым". (стр.116)
В статье "О национальной мерзости великороссов" (стр.117 - 122) достаётся на орехи Чижовой, Степновой и Глуховскому.
На стр. 123-127 крепко прилетает уже упоминаемому в книге Селукову.
Очередной шедевр Водолазкина разбирается на стр. 127-132.
Ей Богу, присоединяюсь к каждой букве!
"Кто-то из Стругацких сказал: писать надо либо о том, что хорошо знаешь, либо о том, чего не знает никто. Но у Водолазкина собственная гордость: всю жизнь писал о том, что знают все, кроме него" ()))))) - А.П.)
... редкий читатель долетит до середины "Острова" (как, впрочем и до середины "Лавра" - А.П.)
... отдельная благодарность за то, что эксперименты с языком в "Острове" сведены к минимуму. Водолазкин больше не приклеивает матюги к аористам))))))) (стр.131)
Ещё одно, последнее сказанье: литература такого сорта не для читателя пишется. А для рецензентов - чтоб порвали два баяна, чтоб "Ясная Поляна" или "Большая книга" - а лучше вместе, как за "Лавра". Вот и держитесь от "Острова" подальше. Не наша это территория. (стр.132)
Затем Кузьменков мастерски разделывает книги Идиатуллина (ещё одну), Б.Ханова и М.Замшева... Ах, Боже ж мой!
" Дурная примета для читателя, уж простите мой английский - blurbы Водолазкина и Басинского на обложке. От наших мэтров и хвала - что зола: оба любят приласкать литературную недотыкомку..." (стр. 147) )))))


На этом раздел Кузьменкова в "Проклятых критиках" заканчивается.
Потирая руки в предвкушении, приступаю к разделу Сергея Морозова.

6) СЕРГЕЙ МОРОЗОВ (Новокузнецк)

"Что такое современность?
Сколько разговоров минуло, а очевидно одно - "Да кто её знает..."
Но от литературы её требуют и требуют...
Суть работы с потребителем, тем более потребителем текста, заключается не в том, чтобы дать ему то, что он хочет, а в том, чтобы убедить его, что он получил желаемое. А дальше уже девочки из пиара, бородатые дядьки из жюри премий и уважаемые непонятно кем тётеньки-критикессы убедят всех: литература зажила днём сегодняшним...
... на повестке дня феминизм, булинг и абьюз, зашевелились гомосексуалисты, мигранты, больные СПИДом и пиарщики.
Имитационную "историческую прозу" сменила не менее имитационная "современная"... - стр. 151

Под розги критика в этой главе попали Идиатуллин, Савельев и Захаров. Крепко попали)) (А.П.)

Резюме: "Ребята не просто хотят убедить нас, что распространяемая ими деза и шиза (теперь и в вашем любимом издательстве) - есть нечто реальное и актуальное. Они делают заявку на то, что это единственно возможная современность и актуальность. Альтернативы ей нет.
"Нет разницы, кто настоящий, если всё продолжается".
Что ж, пора поломать этим людям малину и посмотреть, может, вопрос о настоящем станет всё-таки современным и актуальным" (стр. 156)

В следующей статье Сергей Морозов аккуратно разделывает роман Алексея Поляринова "Риф". Очень аккуратно, но эффективно (А.П.)

"Некогда, в старые времена, книги писались, и слово "творчество" действительно имело смысл. Теперь романы не пишутся, а собираются, как конструктор из типовых элементов по схеме. "Вставьте шплинт А в гнездо Б" Собственно, этому и учат в школах так называемого литературного мастерства". - стр. 158

"Поляринов, конечно, не писатель и никогда им не будет.
Он не понимает главного, что книга черпает своё основание в реальности (субъективной, объективной), а не в механическом компилировании отработанных литературой сюжетов, коллизий и разного рода историй.
Но дело всё же не в этом, а в том, что мы дожили до поколения отечественных авторов, не имеющих представления о стране, её истории, от слова "совсем", до литературы абсолютных инопланетян в своём Отечестве, считающих себя вправе поучать нас , разглагольствуя о памяти, покаянии и правильной русской жизни" - стр. 164.

Вот за эти слова отдельное спасибо Сергею Морозову! Потому как эти инопланетяне сильно полюбили за счёт региональных бюджетов разъезжать по неведомому им Отечеству и нести по градам и весям свою унылую пургу... (А.П.)

Ой, а про Степнову...

"Книга Степновой "Сад" столь дурна, что рецензенты с удвоенной силой принялись убеждать себя и других в обратном... (стр. 164)

"Ведь этой книги и вовсе не должно бы быть в природе. Её следовало бы остановить, как фашистские танки, ещё в издательстве на первом ридерском рубеже и отправить либо на дописку и переписывание, либо в мусорную корзину.
Не должно быть её и по другой причине. Очевидно ведь, что текст настолько интересен автору, наплодившему по своей воле разных чудных симов, что читатель здесь и не предполагается.
Он лишний" - стр. 170.

На следующих 7,5 страницах критик почти хвалит роман Л.Юзефовича "Филэллин". Он прямо так и говорит: по сравнению с писаниной Водолазкина и Иванова, это всё-таки книга))) - стр. 176

Зато в примыкающей статье достаётся Идиатуллину (снова!), и производится потрясающая терминологическая работа!

"Боллитра. Изобретение отечественных писателей последних лет.
Фэнтези, детектив, триллер - жанры честные (если их не разбавляют боллитрой, а здесь как раз такой случай).

Боллитра - прибежище жуликов и прохвостов от литературы. В качестве культпросвета для несведущих напомним его обязательные компоненты:
— работа с языком (языком тоже подойдёт - это такие две проекции в текст и в жизнь одной методики)
— большая тема (настолько, что даже не поймёшь, о чём это , и сглупа вовсе упрекнёшь в бестемье, а это не так, просто ты такой ничтожный, что тебе тямы не хватает)
- безразличие к развитию сюжета ("служенье муз не терпит суеты")
— наплевательское отношение к читателю (они для меня, а не я - для них, пусть ещё дорастут до меня, дотянутся)
- самолюбование ( в этом мире есть лишь один по-настоящему интересный предмет - я сам и мои мысли)
— имитационный по отношению к серьёзной литературе характер (мы - наследники, продолжатели, хранители великой духовной традиции)
— наконец, это проза номенклатурных литературных работников, людей, причисленных к пантеону и числу, "дозволенных цензурою".

Выпуском таких книг у нас обычно занимается редакция Шубиной. В этом смысле её можно назвать редакцией жанровой литературы.

Существует, конечно, и литература серьёзная , которая, как верно говорят, не имеет жанровой прописки.
Её легко отличить от боллитры хотя бы по тому, что вопросы, связанные с темой и проблемой, там преобладают над формой и стилем. "Почему? Зачем? Отчего?" - над этим обычно идёт работа" - стр. 180-181

Дальше снова - асфальтовым катком по Водолазкину (и поделом же!) - стр. 183-190.

7) "ПРОКЛЯТЫЕ КРИТИКИ"
Читаю дальше! (Обращаю ваше внимание, друзья, - кому это интересно, конечно, - что мои выписки - только выписки; то, что именно меня зацепило; так что лучшее, что вы можете сделать, ежели и вас "зацепит", - купить эту книжку или дождаться, когда она появится "в эфире"; ни на какую полноту и даже связность этот "пунктир" не претендует. Я это выкладываю, чтобы вас ... заинтриговать!)  (Марина С.)


Итак... СЕРГЕЙ МОРОЗОВ на стр.198-207 аккуратно препарирует ещё одного боллитрового прозаика - прямо даже звезды современной русскоязычной прозы - А. Иличевского.

"Сложно и ни о чём" - предмет и метод не только Иличевского, но и многих его коллег, особенно тех, что проходят по гильдии "интеллектуальной прозы"... "Невозможно понять, как так сложилось , что в нашей литературе ум стал сочетаться с писанием ни о чём" (- М.С.) - стр. 199

" У Иличевского происходящее , окружающее отображается неживыми словами, мёртвым, ничего не говорящим антиматериальным языком. Он пытается синтезировать научную подачу с выморочной "боллитровской" художественностью. Обычная ситуация для его прозы - длинные путаные натужные сравнения , обороты, что-то занудно описывающие, но не формирующие у читателя никакого внятного чёткого образа. Полная безОбразность и тривиальное неумение, да и нежелание объяснять. "Чудо послоговых мычаний"  - стр.200

"За счёт пустых, разлапистых описаний нагоняется объём без ясности и особого смысла. А читатель вязнет в нём, искренне полагая, что имеет дело с чем-то умным, хотя здесь одни симулякры смысла.
Идеалом изложения когда-то являлась точность, верность, меткость. У Иличевского всегда мимо, речь аморфна, вяла, туманна - а всё ради создания эффекта многозначительности, тайны, которую "главное искать, а вовсе не найти". - стр. 200

"Романы Иличевского подобны бразильским сериалам, они принадлежат к тому роду книг, которые можно читать с любого места: ничего не упустишь и не потеряешь. Более того, если бы страницы из разных его опусов перемешались между собой, ничего страшного бы не случилось. Ведь из книги в книгу одно и то же бессвязное бормотание о главном в его творчестве - ни о чём" - стр. 203

"Проза Иличевского - опасная проза упоения состоянием без всякой мысли.Бесконечное нанизывание историй, анекдотов, потретов, сумбурных идей, запечатлённых интеллектуально-воспалённых пейзажей.
Чего нет в прозе Иличевского, так это как раз ума, потому что для ума недостаточно любования тем и этим. Ум должен идти к какому-то результату, завершённости. А тут сплошное эхо девяностых". - стр. 205

"Однообразие и отсуствие новизны - родовые черты прозы Иличевского... Да, ничто двигаться не может. Для нечто нужна жизнь.... Он (Иличевский - М.С.) - свидетельство того, что те годы не завершены , что ничто той эпохи могло породить лишь ничтожество, ставшее образцом интеллекта. В этом причина его успеха... Что ж, говоря заплетающимися словами новоиспечённого лауреата, выступившего на вручении "Большой книги"... "Я очень доволен за ваш выбор". Он лучше всего говорит о глубине сегодняшнего культурного и социального падения". - стр. 207.

Вот спасибо, Сергей Борисович! а то ведь, читая "заплетающиеся слова" очередного лауреата, поневоле за голову схватишься: кто-то сошёл с ума - или я, или все эти жюрительные люди))) (Марина Олеговна).

8) ПРОКЛЯТЫЕ КРИТИКИ"
Далее следуют несколько статей КОНСТАНТИНА УТКИНА. На стр. 208-213 анализируется "Чистый кайф" Геласимова (ох, много молодых писательских самовыражений))) взогнал, аки спирт из картошки, этот Геласимов! имела возможность заценить)))

А дальше - восхитительная "Шкурка тугосисего удава", посвящённая "Сиянию "жеможаха" Синицкой.

"Всё-таки современная литература - совершенно изумительная вещь. Особенно для пристрастного читателя. Кажется, всё уже прочитал, всю анальную гадость, весь гопнический матерок, все ученические штудии старательной зубрилки, всю залихватскую болтовню разухабистых филологических дамочек, томные мечтанья о сладеньких ворёнках - на что только не способны современные как бы писатели. А особенно - писательницы. Мне совсем непонятно, как можно писать, не изучив предмет до последней корки. Как можно совершать ошибки, над которыми смеются даже неспециалисты. Как? Да просто.
Нужно просто писать так, как Софья Синицкая". - стр.213

"Совершенно искренне радует одно - наши люди обладают здоровым чувством брезгливости и способностью к отторжению всякой гнили. Бредовое бормотание Синицкой , по недоразумению вышедшее в виде книги, - место ей именно что на Прозе.Ру среди самых унылых и ничтожных графоманов, откуда её собственно и выкопали, - будет выблевано и забыто.

СтОит читать? Каждый, конечно, решает сам. Но можно сделать один простой и действенный тест. В почти любой российской семье есть погибший на Великой Отечественной войне или пропавший в лагерях. Достаньте их фото. Посмотрите в глаза своих предков - а теперь плюньте в них. Плюньте в парня, который из горящего танка пулемётным огнём держал роту фашистов - а когда его застрелили, оказалось, что зря - он сам бы умер без нижней половины туловища. Плюньте в тех, кто до сих пор покоится в лесах и болотах. В детей, которые стояли на ящиках за токарными станками и выполняли взрослую работу, отдавая всё фронту. В тех, кто без высоких слов положил свои жизни за вашу. Смогли? Если смогли - читайте, вам зайдёт. Если нет - запомните эту фамилию и следующую её... крысиную шкурку под обложкой смело выбрасывайте" - стр. 217

Жму Вашу руку, товарищ Константин!

Про "Чертёж Ньютона" Иличевского :

"Он (Иличевский - А.П.) не понимает - или не хочет понять, или не может понять - что надо затыкать фонтан, останавливаться, вчитываться и сокращать. Зачем? Как приятно гнать волну за волной своей велеречивости и ощущать себя умным. Очень умным. Ещё умнее. Вот так и с горочкой". - стр.222

На стр. 223-227 деликатно разбирается тэкст И.Савельева.

А на стр. 227- 233 - "Уран" О.Погодиной-Кузьминой. Здесь приторможу... Вах! Как сказано!

" Из-за отсутствия необходимых компетенций" вот так читаешь книгу про урановый рудник - и вдруг вылезает менеджер в брючках-дудочках, кургузом пиджачишке и душащем фиолетовом галстуке. И начинает - а какие у вас компетенции?А какую целевую аудиторию вы видите для своих книг? А коммерческий успех вашего кейса? А почему у вас такой лук?" - стр. 233

Дочитав до этой страницы, я убедилась - книгу "Проклятые критики" надо не просто рекомендовать учителям, её надо включить в обязательную программу филологических факультетов педагогических вузов. Иначе, не дай Бог, начитаются будущие учительницы - нечаянно - тэкстов Погодиной-Кузьминой! Противоядие необходимо! (М.С)

9)

"ПРОКЛЯТЫЕ КРИТИКИ"
Продолжаю...

На стр. 234 - 455 - обстоятельнейшие разборы Вадима Чекунова, под беспристрастный взгляд которого попали А.Иванов, З.Прилепин, Гузель наша Яхина (ей особенно досталось!), А.Аствацатуров, Д.Орлов, А.Рубанов, Е.Водолазкин (как без него?), А. Пелевин, В.Левенталь... То есть самый цвет!

Ну-съ... приступим.

"Писатель Алексей Иванов похож на бобра. Не внешне, разумеется, а взглядом на окружающий мир и литературными своими особенностями"))) - стр. 234

"У редко покидающего пределы своей запруды писателя-бобра Иванова знания о жизни людей своеобразные. Конечно, он знает, что люди - это такие существа, которые едят, пьют, разговаривают и всякое прочее делают. Но каким образом всё это у людей происходит - у Иванова особые представления.

Иванов не одинок в своём несчастье незнания жизни. Есть множество авторов-космонавтов, для которых попытка описать выходящее за пределы их эмпирического опыта сродни выходу в открытое пространство без скафандра - с ожидаемым финалом.
Это может быть никому неизвестный автор, чья рукопись попала в редакцию самотёком. Вообще я люблю читать самотёчные тексты - в каждом найдётся что-нибудь поразительное. Вот, например, пишет автор про бездетную пару, решившую усыновить ребёнка. Идут они в детдом, на экскурсию. А дальше: "Мальчик им очень понравился, и, подписав какие-то бумаги, они забрали его к себе домой из детдома".
До сих пор помню испытанное мной восхищение - так элегантно обходить сложности жизни дано не каждому..." - стр. 235

"Книга Алексея Иванова "Несчастье", она же "Ненастье". Саму эту книгу кропотливый бобёр-писатель сваял из обрубков и огрызков стройматериала, что остался после выполнения им заказного сооружения, текста-плотины под названием "Ебург". Поэтому сюжет представляет собой произвольную мешанину щепок и брёвен разной степени изгрызанности и сохранности (:) :) :) ). Пересказывать нет никакого желания, да он и самому автору не особо интересен - ведь книга о вечном, о душах людских, а не о возне человеческой, как сам автор подчёркивал в интервью.
Но к его, автора, сожалению, от возни никуда не деться...
С первых страниц автор (которому критики упорно лепят ярлык "мастер бытовых деталей") начинает чудить..." - стр. 236-237

"Несчастное "Ненастье" Алексея Иванова - плохой и нудный многословный текст. Причём многословность его - пустопорожняя, как болтовня подсевшего к вам в электричке слегка выжившего из ума пенсионера-дачника. Начнёт вам такой о чём-то рассказывать - тут-то вам и конец, если вздумаете прислушаться..." - стр. 248

Дальше - мурашки по коже! Аж Прилепин сам - под микроскопом критика! Ох, и остёр тот глаз, ох, и остёр!

" Всё бы было хорошо, если бы Прилепин не впаривал нам порой несусветную, несъедобную и опасную для здоровья дрянь. Впрочем, и дрянь можно было бы простить, как прощали домохозяйки мяснику Рашиду втюханную им третьесортицу. Уж больно обаятелен был Рашид.
Прилепин тоже обаятельный человек с мощной харизмой. Но вот дрянь всегда всучивает со зверино-серьёзным видом и пальцем жмёт на чашу весов, неотрывно глядя клиенту в глаза.
Не знаю, как вас, а меня это всегда огорчает. Я люблю, чтобы мне, если уж врали, то весело. Прилепин же врёт всегда с торжествепнно-каменным выражением лица" - стр. 250.

И дальше - очень подробно о Прилепине, разбирая буквально каждый эпизод, если не каждую фразу. Всякое суждение о - доказывается фактами, цитатами из авторского текста. Не возразишь! Всё точно! Лично я - на месте Прилепина - была бы критику безмерно благодарна за такой разбор. Впрочем, и Прилепин, возможно, уже выразил Чекунову признательность. Хотя... очень сомнительно. Не тот человек))

"Перед нами во всей красе - заурядный психопат, которому глубоко плевать на людей. На всех, кроме себя. Заурядный вовсе не значит "глупый". Наоборот, хитрый, осторожный, ловко имитирующий чувства, любящий театральность и отлично манипулирующий людьми. Но внутри - холодная мертвечина, и она откровенно проглядывает сквозь неряшливый текст прилепинской книжки. Не просто проглядывает, а ещё и духовитость придаёт, за версту чуется". - стр. 281.

К сожалению движок жж уже не вывозит. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded